Zionism: Israeli Flag

Не заставляйте нас выбирать между сионизмом и миром

 

Zionism

site map

Zionism on the Web

definitions

issues

Timeline

history

documents

links

photo gallery

contact

help Zionism

Не заставляйте нас выбирать

между сионизмом и миром

 Ами Иссерофф

 

Г-н Эрекат, и г-н Файяд, и, по-видимому, г-н Бейлин и иже с ним, страдают от ужасного заблуждения. Они хотят, чтобы мы выбирали между сионизмом и «миром». На самом деле, такого мира не существует. Мира быть не может, если мы, еврейский народ, не будем обладать правом на самоопределение.

Когда член палестинской делегации на всех переговорах с Израилем Саиб Эрекат сказал, что палестинцы никогда не признают Израиль как еврейское государство, стало ясно, что мы добрались до главного вопроса, вопроса, который должен быть обсужден прежде всех других, и до того, как станут возможными любые уступки Израиля.

Вопрос этот прозвучал ещё более остро, когда Эрекат ещё раз подтвердил этот отказ, и палестинский премьер-министр Салам Файяд повторил его слова.

Государство еврейского народа – а именно это имел в виду Эхуд Ольмерт, национальный очаг для еврейского народа, закреплённый в международном законе, был целью сионистского движения в течение 110 лет, начиная с первого конгресса Сионистского движения в Базеле. Такое государство было целью еврейского народа со времени катастрофической неудачи восстания Бар Кохбы. В глазах любого человека заявление Эреката должно было бы выглядеть абсурдным.

Но Эрекат сделал неплохой ход. Он забросил в нашу еврейскую палатку несколько ручных гранат с выдернутой чекой. Первая граната спровоцировала нечто вроде дебатов на тему «Что вы подразумеваете под еврейским государством?». Полдюжины «аналитиков» продемонстрировали, что они в той же мере абсолютно несведущи в вопросе, что такое сионизм, как и Эрекат. Они всерьёз восприняли его аргумент, что не бывает государств, идентифицирующих себя с религией, и весьма осторожно указали, что религиозные государства есть у мусульман, что у Британии есть официально признанная церковь, и т.д.

Но какая разница, на самом деле, что делают другие? Важно то, что делаем мы, и правильно ли то, что мы делаем, или нет. Мусульмане могут иметь столько религиозных государств, сколько они хотят, и в этих государствах битьё жены будет считаться законным, и вас могут даже научить, как это делать, и в них совершивших прелюбодеяние будут побивать камнями до смерти, а гомосексуалистов будут вешать. Я не хочу такого государства, и создание такого государства никогда не было целью сионизма. Для меня было шоком читать подобные извинительные речи в пользу теократии, написанные просвещенными в других отношениях людьми. Разве нужна нам Еврейская республика Израиль, руководимая еврейскими Хомейни?

Этого совершенно излишнего фиаско можно было бы избежать, если бы Эхуд Ольмерт с самого начала говорил бы о государстве еврейского народа, а не о неопределенно звучащем еврейском государстве. Позднее, но слишком поздно, Ольмерт использовал выражение «государство еврейского народа».

Затем постыдно опростоволосились сионисты левого фланга и центра. «Гаарец» в редакционной статье выступил против этого требования. Йоэль Маркус написал что это «Глупо». Но если еврейское государство – это глупость, то что я здесь делаю? Что делает здесь любой из нас? Что, все пришли сюда для того, чтобы жить в ещё одном государстве, которое принадлежит другим людям?

Вы можете побиться об заклад, что Йоси Бейлин никогда не упустит возможность продемонстрировать, что он не годится в руководители, да и другие не отстали от него. Для некоторой части израильских левых политическая проблема с требованием еврейского государства состоит в том, что оно ИНЗ - Изобретено Не Здесь. Поскольку его предложил Авигдор Либерман, оно не может быть верным. Если бы Либерман предложил, что вы должны чистить зубы каждый день, то Бейлин, «Шалом Ахшав» («Мир сейчас») и Маркус, скорее всего, отвергли бы это, как реакционное препятствие делу мира. Но проблема лежит, на самом деле, гораздо глубже.

Второй отвлекающий маневр, который был сделан в ходе разворачивающихся дебатов, звучал как «это не подходящее время, почему именно сейчас?». В течение 2000 лет еврейской истории подходящий момент для обсуждения вопроса о еврейском государстве все никак не наступал, пока не проявил инициативу Теодор Герцль. И в течение 100 лет арабо-израильского конфликта, и 14 лет переговоров с палестинскими арабами время тоже оказывалось не подходящим. Подходящее время для самоопределения еврейского народа никогда не наступало, так, что ли? Но опять-таки – проблема лежит гораздо глубже.

Логика Бейлина и других заключается в том, что если мы поднимаем вопрос признания еврейского государства, мы не можем получить «мир». Бейлин забыл, что, собственно, цель мирных переговоров, с нашей точки зрения, является целью сионизма – обрести признанный национальный очаг для еврейского народа. Он забыл, почему мы находимся здесь.

Если Израиль был создан не как государство еврейского народа, тогда ради чего мы сражались во всех этих войнах? Если Шуламит Алони хочет ещё одно демократическое государство, почему тогда ей не присоединиться к её подруге Марсии Фридман в Соединённых Штатах? Климат там лучше, налоги ниже, и гораздо меньше назойливых евреев, да и назойливых арабов тоже. Я оставил Соединённые Штаты не для того, чтобы жить в арабском государстве. Если бы мы хотели арабское государство, нам следовало бы сидеть, сложа руки, и в 1948, и в 1967, и 1973 годах. Тогда был бы «мир» без государства еврейского народа. Вот что это означает.

Если мы уступим в этом вопросе, если Израиль не будет признан как государство еврейского народа, и если наше право на самоопределение не будет признано, тогда мы должны уступить по всем вопросам. И это не только теоретическая проблема гордости. Такая позиция влечёт за собой весьма кардинальные последствия. Если мы откажемся от права евреев на самоопределение, у нас не будет оснований отказываться признать право на возвращение арабских палестинских беженцев. У нас не будет также оснований для продолжения действия Закона о Возвращении. Границы между Арабской Демократической Республикой и соседним палестинским государством не будут иметь никакого значения. Премьер-министр Израиля Ахмед Тиби сможет вести переговоры по их поводу с премьер-министром Ханией или премьер-министром Файядом. Или он сможет направить Бейлина на переговоры об очередном соглашении Бейлин-Абу Мазен.

Сегодня – годовщина исторического визита Анвара Садата, который дал начало официальному мирному процессу с Египтом. Некоторые не упустят возможности тут же указать, что Египет никогда не признавал Израиль как государство еврейского народа. Действительно, этого не произошло, и это является большим недостатком мирного договора, а мир с Египтом оказался менее удовлетворительным с многих точек зрения - но он был лучше, чем война. Однако, Египет никогда не претендовал на то, что наша земля принадлежит ему. Египет никогда не предъявлял официальных претензий о том, что его изгнали с принадлежащей ему земли. Официально Египет отрицал существование Израиля, но не еврейского народа. Египтяне играли роль поддерживающих актёров второго плана в этой драме нашего столетия – старом споре с арабами Палестины.

Палестинские арабы отрицают наши права как народа, наше право на самоопределение, как указывает Рут Гавизон. Именно в этом заключается вся суть борьбы. Эрекат сделал больше, чем просто сказал, что он не признаёт, что Израиль является государством еврейского народа. Фактически, он тем самым дал понять, что с его точки зрения, не существует еврейского народа, а существует только еврейская религия. Поскольку я не религиозен, и Шуламит Алони тоже не религиозна, Эрекат определяет нас как неевреев. Если кто-нибудь заявит, что «палестинского народа не существует, и что они не заслуживают своего государства», Шуламит Алони, газета «Гаарец», Йоси Бейлин и «Шалом Ахшав» придут в ярость. Как это кто-либо может сказать такую вещь? Но при этом они охотно отметают в сторону как несущественное заявление Эреката, что нет еврейского народа, а есть только еврейская религия. Если мы подпишем с арабами Палестины соглашение, в котором не будет содержаться подтверждение права евреев на самоопределение, мы тем самым подпишемся под отказом от всех наших прав, и с их точки зрения мы согласимся с тем, что не мы, а они имеют суверенное право на всю землю между рекой и морем.

Мир для сионистов означает признание Израиля как государства еврейского народа и согласие с правом еврейского народа на самоопределение. Поэтому нельзя рассматривать как «необоснованное» требование настаивать на таком подходе. Это тавтология. Без такого признания «мир» оказывается еще худшим, чем просто бессмысленным, он означает согласие с тем, что мы проиграли войну – и это означает конец сионизма.

Израиль уже согласился с правом палестинского народа на самоопределение в тот момент, когда он принял Карту дорог. Ответным жестом было бы признание Израиля как государства еврейского народа. Этот вопрос не является темой для переговоров в будущем, этот вопрос следовало бы решить в прошлом. Меня очень беспокоит, что встреча в Аннаполисе окажется успешной, несмотря на то, что всё указывает на обратное. Но мы не можем отказаться он наших прав по рождению, мы не можем отречься от сионизма только ради того, чтобы администрация Буша могла с удобством вытащить себя из иракского болота, или ради того, чтобы предоставить д-ру Райс возможность сфотографироваться в ближневосточной компании. «Улыбнитесь, мы вас казним».

«Шалом Ахшав», Шуламит Алони и Йоси Бейлин проиллюстрировали причину трагической неудачи левых «сионистов» при их нынешнем руководстве. До 1967 или 1977 годов израильская Партия труда и её союзники видели себя в мантиях вождей сионистской революции – ведущих еврейский народ к созданию национального очага для еврейского народа. Сионистскую общину Палестины вело к государственности израильское рабочее движение. Вся последующая политика, будь то вынужденное согласие на утрату Трансиордании в 1922 году, ввоз нелегальных эмигрантов, сотрудничество с Британией во Второй мировой войне, сражения в Войне за независимость, абсорбция миллионов иммигрантов – вся эта политика вытекала из этой руководящей роли. Победа в Шестидневной войне была последним грандиозным подарком рабочего сионистского движения и того общества, которое оно создало, общества, которое сделало возможным чудо Израиля.

Трагедия правых сионистов заключается в том, что оно продало сионистскую революцию за недвижимость на Западном Берегу, и позволило сионизму стать жертвой всегда существовавшей опасности религиозного фанатизма – проблема, признававшаяся ранними сионистами. В ходе этого процесса они открыли дорогу к нисхождению еврейского национально-освободительного движения в религиозность и варварство.

Реакция израильских левых, которые видели эту опасность, была не менее трагической. Они выплеснули вместе с водой и ребёнка. Через некоторое время после 1967 года наши лидеры сбросили с себя свои мантии национальных вождей. Слово «сионизм» стало ругательным. Они позволили Ариэлю Шарону присвоить правому лагерю термин «национальный лагерь». В английском языке этот термин звучит плохо – это явно «националистический лагерь». На иврите он звучит лучше: «Махане Леуми» - это как «Бейт Леуми» - национальный дом.

Большая часть израильских левых устыдилась этого слова - «Леуми». Они стали одержимы идеей прекращения оккупации – любой ценой. Для них это было важнее мира, важнее сионизма, важнее прав нашего народа. Те, кто отрёкся от руководства сионистским национальным возрождением, потерял право вести за собой государство Израиль.

Нам говорят, что в процессе поисков мира нам надо делать болезненный выбор. Нам, может быть, понадобится выбирать между Хевроном и миром, между Иерусалимом и миром. Такого рода дилеммы являются, по меньшей мере, объяснимыми, какими бы болезненными они ни были. Г-н Эрекат, и г-н Файяд, и, по-видимому, г-н Бейлин и иже с ним, страдают от ужасного заблуждения. Они хотят, чтобы мы выбирали между сионизмом и «миром». На самом деле, такого мира не существует. Мира быть не может, если мы, еврейский народ, не будем обладать правом на самоопределение. Нам уже давали возможность «выбрать» между «миром» и сионизмом ранее. Мы всегда шли на войну, чтобы спасти сионизм, потому что, на самом деле, здесь нет никакого выбора – национальное исчезновение невозможно назвать миром.

Авторское право на оригинальное содержание принадлежит автору, 2007.

Оригинал на английском опубликован 17 ноября 2007 г. на сайте http://www.zionism-israel.com/log/archives/00000449.html

 

Перевод с английского Эдуарда Маркова, МАОФ.

20 ноября 2007 г.


Авторские права принадлежат автору, 2007


See also  Biography of Ariel Sharon  Zionism and its Impact  Biography of Ehud Olmert  Ariel Sharon's Last Interview before his stroke After Ariel Sharon - History Interrupted

You are reading this article at E-Zion - The Zionism and Israel Viewpoints Online Magazine

External Zionism Links

This site provides resources about Zionism and Israeli history, including links to source documents. We are not responsible for the information content of these sites.

Please do copy these links, and tell your friends about  http://www.zionism-israel.comZionism and Israel Information Center

 Thank you.

Sister sites  http://zionism.netfirms.com Zionism and Israel Pages  and Zionism and Israel On the Web

Friends and informative sites:

Zionism - Definition and Brief History - A balanced article that covers the definitions and history of Zionism as well as opposition to Zionism and criticisms by Arabs,  Jewish anti-Zionists.

Labor Zionism - Early History and Critique - Contribution of Labor Zionism to the creation of the Jewish state, and problems of Labor Zionism in a changing reality.

Israel-Palestina - (Dutch) Middle East Conflict, Israel, Palestine,Zionism... Israël-Palestina Informatie -gids Israël, Zionisme, Palestijnen en Midden-Oosten conflict... Israeli-Palestinian conflict from a European perspective - Dutch and English.

 
 

 

History of Zionism Zionism FAQ Zionism-Israel Home Maps of Israel

Zionism and its Impact Israel Christian Zionism Site Map